Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: и это парень, о котором без умолку говорил мой отец? (список заголовков)
07:21 

Образцовый Капитан Америка

Люди делятся на интровертов, экстравертов и шуруповертов.
– … Знаешь, как они обычно зовут Тора?
– Они?
– Журналисты. – Тони неопределенно помахал рукой. – Всякие писаки.
Стив неопределенно пожал плечами.
– Думаю, они зовут его по имени – «Тор».
– А вот и нет! Не просто по имени, а еще и с эпитетом. «Могучий Тор», и никак иначе.
– Думаю, это прозвище вполне правдиво и имеет право на существование.
– У Халка такое, кстати, тоже есть. «Невероятный Халк». Не-ве-ро-ят-ный!
– Разве с этим можно поспорить?
– И даже тот парень, что всего лишь по стенам ползать умеет, не просто так Человек-Паук, а «Удивительный Человек-Паук». Хотя не слишком понятно, чему там удивляться.
– А что насчет тебя самого?
– Конечно, у меня прозвище тоже есть: «Непобедимый Железный Человек».
– Они тебе здорово льстят.
– Немного, может быть. Но вот что важнее: почему Капитан Америка – это всего лишь «Капитан Америка» и ничего больше?
– Думаешь, этого недостаточно?
– Думаю, это как-то не круто смотрится на фоне всех остальных… Может быть, подбросить им пару вариантов, если у них явно не хватает фантазии?
– О нет. Даже слышать не хочу твои варианты.
– «Очаровательный Капитан Америка», например.
– Тони!
– Нет, это слишком мелко. «Восхитительный Капитан Америка»?
– Тони!!
– Заметь, я даже не предлагаю «сексуальный», потому что это ты не сможешь оценить.
– Спасибо за заботу. Но если мне вдруг всерьез понадобится эпитет, я спрошу кого-нибудь более компетентного в подобных вопросах.
– И кого же?
– Известно кого. Агента Коулсона. Он – главный специалист по Капитану Америке.

@темы: И это парень, о котором без умолку говорил мой отец?

02:22 

Люди делятся на интровертов, экстравертов и шуруповертов.
… Тони останавливается так резко, будто натыкается на невидимую стену. И моргает медленно – раз, другой – словно не верит собственным глазам.
В гараже просто не мог обнаружиться никто посторонний.
– Роджерс, как ты здесь оказался?
– Пришёл, – пожимает плечами Стив.
Тони оборачивается и некоторое время изучает дверь. Та всё ещё выглядит достаточно прочной для того, чтобы удержать даже обладающего сверхчеловеческой силой и снаряжённого щитом из вибраниума Роджерса. И выглядит совершенно невредимой.
– Уточняю: как ты вошёл в это помещение? Это самое защищённое место во всей башне. И я не мог случайно оставить дверь сюда открытой.
– Ты никогда не запираешь двери, Тони. Для этого – как и для целой кучи других дел, о которых ты зачастую вообще не вспоминаешь – у тебя есть Джарвис.
– А у Джарвиса есть протоколы безопасности. И в них написано, что доступ в это помещение есть только у очень ограниченного круга лиц. Но даже если ты входишь в этот круг, то дверь откроется только в моём присутствии. Или в чрезвычайных обстоятельствах.
Тони оглядывается по сторонам, но не видит ничего подозрительного. Точнее, не видит вообще никаких произошедших изменений: все лежит точно на своих местах, то есть там, где Тони это бросил. И даже чашки с остатками кофе по-прежнему стоят на углах стола, хотя Роджерс грязную посуду откровенно недолюбливает.
– Но Джарвис – не слепо следующая протоколам машина, а искусственный интеллект, способный принимать самостоятельные решения. И мне удалось его убедить, что охраняет он не помещение как таковое, а находящиеся в нем вещи и информацию.
– И ты ему пообещал, что не будет трогать мои игрушки, а всего лишь тихо посидишь в углу?
– Примерно. И так как моя репутация безупречна, а у Джарвиса в любом случае остаётся возможность следить за всеми моими действиями, мне было позволено войти.
Тони с полминуты обдумывает подобную ситуацию и приходит к выводу, что такое вполне могло произойти. И уже начинает прикидывать, что именно нужно добавить в протоколы, чтобы никто другой не смог бы воспользоваться этой дырой (потенциальной дырой) в безопасности.
– Ну ладно. Тогда другой важный вопрос: что ты здесь забыл? Ты же не фанат продвинутых технологий. Что тебе понадобилось в их месте их сосредоточения?
– Твои очередные новейшие разработки меня вовсе не интересуют. Я пришел в гости к вещи, сравнимой со мной по возрасту. Даже удивительно, что она находится именно здесь.
Тони оглядывается по сторонам и не сразу понимает, о чем говорит Стив. А потом цепляется взглядом за оранжево-красные языки пламени, нарисованные на отполированном боку стоящей в углу машины.
– Форд? – догадывается Тони. Стив кивает.
– Тридцать второго года, да? Я мечтал о таком в детстве.
– Такого в твоем детстве не было, – возражает Тони. – Этот хот-род я лично собрал, всю начинку ему переделал, так что он все машины твоего детства обойдёт как стоячих.
– Значит, у меня с этим фордом ещё больше общего. Я, если ты помнишь, тоже кем-то весь переделанный, чтобы других как стоячих обходить.
Тони на это возразить совершенно нечего. Но есть что предложить.
– Хочешь на нём прокатиться?
– Не отказался бы. Вот только… ты не забыл, что твоя мастерская – то есть, прости, гараж – теперь располагается не в подвале особняка в Малибу, а на верхних этажах небоскреба?
– Лифт в той стороне, Стив.

@музыка: Rave the Reqviem - Sloth Whore

@темы: И это парень, о котором без умолку говорил мой отец?

02:45 

Люди делятся на интровертов, экстравертов и шуруповертов.
– … Мне пора взять тайм-аут. Последовать примеру Бартона. Построю ферму… авось никто не взорвет.
– Простые радости.
Троих детей себе тоже заведешь?
С точки зрения Стива вопрос был вполне невинным. Но на Тони он обрушивается ледяной волной, едва не сбивая с ног.
Стив не понимает, чем именно вызвана эта неожиданно острая реакция, но замечает ее сразу – Тони не хочет, а может быть и не может сохранять спокойно-беззаботное выражение лица.
В руке Тони все еще держит пульт дистанционного управления машиной, и выглядит Тони так, будто вполне способен нажать на нужную кнопку и попытаться Стива незамедлительно переехать; так что Стив плавно делает полшага вправо – в случае опасности этот маневр позволит ему не попасть под колеса.
– Одного своего ребенка – первого, самого любимого – я некоторое время считал мертвым, – говорит Тони очень спокойно, подчеркнуто спокойно и холодно. – Пока чудом его не нашел и не собрал по частям. Второй откровенно спятил – да, это именно он убил первого. Третий быстро повзрослел, стал очень мудрым, проницательным и понимающим – и убил второго из милосердия и для всеобщего блага. Что-то у меня с детьми получается не так гладко, как у Бартона. Так что я воздержусь от дальнейших экспериментов в этой области – по крайней мере, пока не проанализирую недавний опыт и не пойму, что именно пошло не так.
Стив лихорадочно припоминает известную ему биографию Старка, но в ней нет ничего похожего.
Догадывается, о ком именно – о ЧЕМ именно – идет речь, он только на слове «недавний».
Выдержки Стиву отчаянно не хватает, и он смеется в голос, чуть ли не до слез.
«Если Старк меня сейчас правда переедет, – мелькает в голове Стива, – это будет заслуженно.»
– Вот уж не думал, что именно я буду объяснять это такому, как ты, Тони, – Стив с трудом восстанавливает дыхание, – но детей делают не в лаборатории и даже не в гараже, а в постели. Ты ведь столько раз оказывался с кем-нибудь под одним одеялом и занимался процессом – неужели ты правда не знаешь, к какому именно результату он должен был приводить?

@музыка: Sparks - This Town Ain't Big Enough For Both Of Us

@темы: И это парень, о котором без умолку говорил мой отец?

be Superior

главная