Лифт, царь Асгарда
Люди делятся на интровертов, экстравертов и шуруповертов.
… Тони останавливается так резко, будто натыкается на невидимую стену. И моргает медленно – раз, другой – словно не верит собственным глазам.
В гараже просто не мог обнаружиться никто посторонний.
– Роджерс, как ты здесь оказался?
– Пришёл, – пожимает плечами Стив.
Тони оборачивается и некоторое время изучает дверь. Та всё ещё выглядит достаточно прочной для того, чтобы удержать даже обладающего сверхчеловеческой силой и снаряжённого щитом из вибраниума Роджерса. И выглядит совершенно невредимой.
– Уточняю: как ты вошёл в это помещение? Это самое защищённое место во всей башне. И я не мог случайно оставить дверь сюда открытой.
– Ты никогда не запираешь двери, Тони. Для этого – как и для целой кучи других дел, о которых ты зачастую вообще не вспоминаешь – у тебя есть Джарвис.
– А у Джарвиса есть протоколы безопасности. И в них написано, что доступ в это помещение есть только у очень ограниченного круга лиц. Но даже если ты входишь в этот круг, то дверь откроется только в моём присутствии. Или в чрезвычайных обстоятельствах.
Тони оглядывается по сторонам, но не видит ничего подозрительного. Точнее, не видит вообще никаких произошедших изменений: все лежит точно на своих местах, то есть там, где Тони это бросил. И даже чашки с остатками кофе по-прежнему стоят на углах стола, хотя Роджерс грязную посуду откровенно недолюбливает.
– Но Джарвис – не слепо следующая протоколам машина, а искусственный интеллект, способный принимать самостоятельные решения. И мне удалось его убедить, что охраняет он не помещение как таковое, а находящиеся в нем вещи и информацию.
– И ты ему пообещал, что не будет трогать мои игрушки, а всего лишь тихо посидишь в углу?
– Примерно. И так как моя репутация безупречна, а у Джарвиса в любом случае остаётся возможность следить за всеми моими действиями, мне было позволено войти.
Тони с полминуты обдумывает подобную ситуацию и приходит к выводу, что такое вполне могло произойти. И уже начинает прикидывать, что именно нужно добавить в протоколы, чтобы никто другой не смог бы воспользоваться этой дырой (потенциальной дырой) в безопасности.
– Ну ладно. Тогда другой важный вопрос: что ты здесь забыл? Ты же не фанат продвинутых технологий. Что тебе понадобилось в их месте их сосредоточения?
– Твои очередные новейшие разработки меня вовсе не интересуют. Я пришел в гости к вещи, сравнимой со мной по возрасту. Даже удивительно, что она находится именно здесь.
Тони оглядывается по сторонам и не сразу понимает, о чем говорит Стив. А потом цепляется взглядом за оранжево-красные языки пламени, нарисованные на отполированном боку стоящей в углу машины.
– Форд? – догадывается Тони. Стив кивает.
– Тридцать второго года, да? Я мечтал о таком в детстве.
– Такого в твоем детстве не было, – возражает Тони. – Этот хот-род я лично собрал, всю начинку ему переделал, так что он все машины твоего детства обойдёт как стоячих.
– Значит, у меня с этим фордом ещё больше общего. Я, если ты помнишь, тоже кем-то весь переделанный, чтобы других как стоячих обходить.
Тони на это возразить совершенно нечего. Но есть что предложить.
– Хочешь на нём прокатиться?
– Не отказался бы. Вот только… ты не забыл, что твоя мастерская – то есть, прости, гараж – теперь располагается не в подвале особняка в Малибу, а на верхних этажах небоскреба?
– Лифт в той стороне, Стив.

@музыка: Rave the Reqviem - Sloth Whore

@темы: И это парень, о котором без умолку говорил мой отец?